venusta: (беседа)
45.04 КБ
М о л ч а л и н
Какое личико твое!
Как я тебя люблю!
    Л и з а
                 А барышню?
    М о л ч а л и н
                           Ее
По должности, тебя...
    Л и з а
     От скуки.
А.С. Грибоедов, "Горе от ума"

При виде маленького ребенка я, обычно, теряю разум и умение связно выражать свои мысли. Взять на руки, затискать, дать оттаскать себя за волосы, зацеловать… Светлячков своих постоянно пытаюсь гладить и обнимать, а они, не привыкшие к таким проявлениям чувств, видимо, иногда вздрагивают. Или, наоборот, замирают, словно, боятся спугнуть резким движением.
А с мамой мы часто смеемся над тем, что она меня любить начала лет с трех. И до этого любила, конечно, но больше по обязанности.
- А ты меня вообще не любила!
- Конечно! Ты на крысенка была похожа! Отвратительно! И плакала по вечерам!
Такие диалоги шокируют окружающих. Мама пела мне революционные песни и читала стихи Цветаевой и Маяковского, говорит, я затихала на время. Она меня любит скорее умом, чем сердцем. Она видит, что я ленивая в нее, разболтанная в того, кого принято называть отцом. Она вкладывала в меня часть души и все свои знания, свой вкус, нереализованные стремления. Она меня не растила, а развивала, всегда. Направляла. Она очень разумная, а я эмоциональная. Но свои эмоции я выливала на других, только лет в 20 научилась подходить к ней, обнимать, потому что поняла, что ей это надо, хотя бы иногда.
Я всегда знала, что и как я сделала неправильно, она не прощала промахов и ошибок. Надо мной всегда висел «комплекс отличницы», потому что угодить маме было очень тяжело. Даже за четверки меня ругали. Восстала я только в университете, потому что не хотела тратить силы на некоторые предметы. Маме пришлось смириться, потому что заставить она уже не могла.
А бывает так, что детей любят за сам факт существования…
- Андрей, почему ты ничего не делаешь? Не надо расстраивать маму!
- А мама говорит, что ей не важно, какие у меня оценки. Она меня все равно любит!
И мне нечего сказать в ответ. Просто нечего сказать ребенку, который пишет с ошибками свою фамилию.

venusta: (хм)
Беременная женщина – существо априори неадекватное. Беременная учительница неадекватна вдвойне. А если она еще и классный руководитель…
После пятого урока проверяю тетради. Залетают мои зайчики, английский опять прогуливают.
- Кыш отсюда! Я все равно сейчас последнюю тетрадь проверю и уйду!
- Ну, Елена Сергеевна, ну, посидите с нами!
- У вас урок, а я домой хочу.
- А вы возьмете нас на классное руководство?
- Да на кой вы мне сдались? Вы же неуправляемые! Нет уж, лесом. Пусть кому-нибудь другому такое счастье достанется!
У восьмого класса Валентина Михайловна в декрет собралась. Теперь их отдадут либо учительнице по информатике, с которой я-то шепотом разговариваю, чтобы не дай Бог из себя не вывести, или завучу. Вот они и страдают. Ходят, поскуливают, жалуются, начинают рассказывать страшные истории.
- А мы ей говорим: «Отдайте нас Елене Сергеевне!», а она: «А у нее уже есть классное руководство», а мы, что вы же заменяете только на этот месяц.
А потом произошло с Валентиной Михайловной уж и совсем непонятное… Хотя я даже не обижаюсь, забавно, как токсикоз изменяет восприятие окружающего мира…
- А она говорит: «Рано обрадовались! Елена Сергеевна встречается с парнем намного старше нее и она уже от него беременна! Так что она тоже на следующий год в декрет уйдет!». А вы, правда, беременны?
- Нет, конечно. Но никому же не докажешь. Вот сейчас месяца три без живота похожу, и она скажет, что я аборт сделала. Готовься, глазки тренируй, чтобы со лба не убежали.
Вообще, школа как социальный институт очень интересна для изучения психологии коллективного подсознательного. Вот только выживать там не слишком комфортно.

Свеча

Tuesday, April 7th, 2009 03:18 pm
venusta: (грызун)
Катастрофически опаздывала сегодня на работу, но выпила свой кофе и выкурила сигарету. На сапогах такие высокие каблуки, что мне кажется, я надеваю тапки, когда переобуваюсь в школе.
Стремительно меня несло по лужам, поэтому я забрызгала всю юбку спереди, щедро зачерпывая стылую воду острыми носами. Хорошо, что ткань тонкая, высохла, пока ехали.
А водитель куда-то очень спешил, поэтому проехал мимо моей остановки. Нет ничего лучше по утру, чем попрыгать по рельсам между трамваями! А как здорово скользить по грязи в частном секторе на каблуках! В какой-то момент я подумала, что вот сейчас я в эту грязь и сяду. Очень опрометчиво было ступать на доску, не видя под слоем неизвестного вещества, что она скользкая. Доехав до середины и не сверзившись, я пошла месить родную землю дальше.
А первым уроком были светлячки, у которых от отсутствия солнца ум за разум заходит, и они просто не могут себя контролировать. А потом мои чудовищные зайцы-мутанты, хамящие на каждом шагу.
Но все это не раздражает. Да, срываюсь, да, кричу, стучу учебником по столу… Но в глубине души я спокойна. Я ощущаю себя свечой в уличном фонаре, закрытом стеклами. Тепло, ровно горит пламя, не колеблемое ветром.
Затишье ли это перед бурей, спокойствие ли, найденное случайно, я пока не знаю. Это просто тихое пламя горящей свечи, пританцовывающее под музыку «Запрещенных барабанщиков» и «Морального кодекса».

Камертон

Monday, April 6th, 2009 06:07 pm
venusta: (задумчива)
Воспитание я себе не выбирала. Мама воспитывала меня так, как считала правильным: жестко ограничивала в одном, чтобы разрешать все в другом. И я ни разу не пожалела о том, что выросла такой контрастной. Для меня свобода стала осознанным самоограничением.
Образование я себе не выбирала. Бабушка решила отдать меня в гимназию (она была дальше от дома, но ближе к ее работе). Я учила с первого класса английский, в десятом (по маминому выбору) я пошла по химическому профилю. И опять я не пожалела об этом. Четкость химических формул и логичность реакций встали рядом с гуманитарным взглядом на мир. Совмещать несовместимое: нормированность русского языка и вариативность литературы – я научилась еще в школе.
Я выбирала друзей, тех, ради кого я себя ограничиваю, о ком я думаю, пытаясь совершить, а иногда и совершая, неблаговидные поступки. Тех, чье мнение мне дорого, чья жизнь так тесно переплелась с моей, что и не разобрать порой, кто же кому уступает…
И так случилось, что единственного я тоже выбрала. Не по каким-то сформировавшимся в голове требованиям, не за какие-то качества. Просто, по какой-то прихоти, я однажды решила, что мнение этого человека будет для меня истиной в последней инстанции… Он редко дает советы или комментирует мою жизнь, ему она безразлична. Он не знает слова «корректность» и не щадит моих чувств. Он не спешит на помощь, на все просьбы отшучивается. Но за все время нашего общения я сумела как-то понять, что он может осудить, а что одобрить. Он, словно камертон, показывает мне, где я фальшивлю…
Так почему же, зная, что он осудил бы, если бы ему было не лень тратить на это силы, я продолжаю фальшивить? Почему я придумываю уловки и оправдания?
venusta: (писк!)
Умер Алексей Парщиков. Великая потеря для литературы уверенно наступившего 21-го века.
Несомненно, что изобретенный им метареализм перевернул представления молодежи о том, как надо писать стихи. В созданном им обществе еще споют по нему реквием, его будут помнить друзья и семья.
Но какого, простите, лешего надрывается блогосфера, которая до смерти этого выдающегося человека не вспоминала, не цитировала, не предлагала заучивать его труды?! Yahooею от этого лепрозория, товарищи.


venusta: (нежно так)
В глиняной чашке – ароматный кофе, в колонках – адажио на повторе. Но какая-то незавершенность… Что-то недосказано, кажется. Не хватает, словно, какого-то сообщения на телефоне или в вызовах чьего-то имени. Моей весне не хватает сумасшедшинки.
Человек почти на 90 процентов состоит из воды. Но эта вода разного свойства.
Есть люди-болота. Их сознание покрыто ряской и тиной. Иногда на поверхности появляются пузыри, лопаются, разбрызгивая вокруг грязь, и снова все гладко и спокойно. Кинул камень, и канул он на дно, сомкнулись затхлые воды, не оставив даже памяти о потрясении.
Есть люди-озера. В них вода постепенно меняет свои свойства. Накапливаются соли, повышается-понижается температура. Но они замкнуты в себе, не сопричастны миру вокруг, не включены в общий ритм жизни. Кинул камень, и пошли круги по воде, дальше и дальше. Но проходит время и все возвращается в прежнее состояние. Лишь на дне сверкнет вылизанным боком, но и его скоро закроет песок и ил.
Есть люди-ручейки, светлые, радостные. Журчат потихоньку, радуют игрой бликов, ласковым бормотанием, текут неспешно, впадают куда-то. А дальше – как кривая вынесет. Такие закручивают щепки и листья, несут детские кораблики, а брошенный камень будут аккуратно обходить стороной, изменят русло.
Люди-реки и люди-моря, люди-океаны…
А есть еще и такая редкость, как человек-водопад. Обязательно, горный. Такой подхватит и унесет, а потом швыранет на какой-нибудь уступ, и сам разбирайся, как выкручиваться. Он увлекается и увлекает за собой, и нет сил ему противиться. Это радость вперемешку с испугом, это движение без опоры, это игра со стихией.
Адажио на повторе. Ожидание сообщения. Или звонка.
venusta: (Default)

Это какое же у людей самомнение...

venusta: (Default)

Ругают  ругают.... Не понимаю. Ощущение, что книгу не перечитывали. Она насквозь номенклатурна и политизирована, она невероятно нединамична, она просто скучна. Да, фильм практически без диалогов, да, это комикс, где все понятно без слов, да, мальчик - ходячая реклама шампуня и зубной пасты... Но он прекрасен. И фильм, и мальчик.
И режиссер, который из посредственного актера сериала "Клуб", сделал настоящего Гая. Жду второй части.
venusta: (Default)
Мы скоро станем совсем большими и кого-нибудь покусаем =) Или даже съедим!
лицезреть )
venusta: (Default)
А кто у нас самый замечательный?! =)
А что мне наконец выдали на почте?! =)
... )
venusta: (грызун)
- Что-то я приболела…
- Чем?
- Видимо, маразмом…
Мое солнце вылавливает кошачий пух из чая. Я листаю новый каталог. Купила костюм, о пенках для ванн-духах-сумках буду думать только в следующем месяце. А хочется уже сейчас…
- Что бы придумать такое, а? Что бы с этим каталогом сделать…
- Например, найти его кошелек.
- Мысль не лишена…
- В портфеле.
- А ты откуда знаешь?
- Ха, тоже мне - бином Ньютона! Вот и найди. Надо только его отвлечь чем-нибудь, ну как-то так… - мое солнце усмехается и делает такой жест рукой, словно что-то круглое кидает в коридор…
Кот отвлекается от созерцания своего живота и следит за ее движениями. Потом потягивается, сдвигая сахарницу, и гордо шествует по столу, наступая во все встреченные им чашки. Спрыгивает на пол и уходит в коридор.
- Не, он жмот. Он сразу заметит.
- А ты такое лицо сделай, только потренируйся перед зеркалом, задумчиво-подозрительное: «Неужели, Кокос?..»
- А ему зачем деньги?! – я представляю свою нахальную скотину, вытаскивающую когтем купюры из кошелька…
- Вот именно! Он их не потратит! Так и скажи: «Ну, если ремонт сделать, то, возможно, они и найдутся…».
- Но они же не найдутся!
- Так ты же и скажешь - «возможно»! Ремонт-то уже будет сделан!
Посмеиваясь идем курить. Пачка пуста. Я уверенно иду к стенному шкафу, достаю рулон туалетной бумаги. Пока иду обратно, привычным движением срываю упаковку… Мое солнце смотрит с неподдельным интересом.
- Ты ЭТО собралась курить?
- Черт…

(no subject)

Thursday, March 12th, 2009 12:03 am
venusta: (хм)
Внезапно заметила, что вконтакте у меня уменьшилось количество друзей. Долго смотрела на список, пытаясь понять, кто же меня покинул. Так и не поняла...
Вот такой я офигительный друг!
venusta: (нежно так)
Оружие по стенам, маски, шаманский бубен, панно с волком… Новые и старые знакомые вещи. Дотрагиваюсь кончиками пальцев до зеркала в серебряной оправе, вспоминаю, как любила расчесываться, глядя в него, поутру. Кассеты заменили диски, на столе - лептоп. А он?
- Ты совсем белый стал, волча.
- Работа такая.
Уже не рассказывает, в каких фильмах снимался. Работа есть, это главное. Изменился. Москвич из Ульяновска. Все ему не так, всем недоволен. Но жизнь удалась.
- Понимаешь, вот этот момент в «12», когда мальчик танцует в камере, чтобы согреться. И уходит куда-то и эта решетка, и стены, и куртка, и вязаная шапка, остается человек и его движения… Это прекрасно!
- Ты, наверное, единственная во всей стране, кто видит то, что хотел показать режиссер, но у него не получилось!
Но я же увидела… Слова доброго от него не дождешься. Недоволен продюсерами, сценаристами, актерами. Только себя не критикует.
- Ну про мое неудавшееся замужество ты в курсе, потом это чудо было… Сейчас новый мальчик, добрый, спокойный, только стереотипный очень.
- Я не понимаю. Красивая, умная, самостоятельная. Что ж за непотребство всегда рядом с тобой?!
- Полегче на поворотах. Это мой парень, я про него что угодно говорить могу и думать, но ему я этого никогда не скажу и тебе не позволю его характеризовать негативно.
- Ну хоть мудрость твоя при тебе…
Вино, водка, мороженное и фрукты, сигареты. Берет пульт, отнимаю. Не нужен фон, он скрадывает мысли и чувства.
- Ну и сходи замуж, хоть реализуешь себя как женщина!
- Это ты мне? Ты в себе ли?
- Ну я уже не знаю, что тебе надо! Может, сходишь, успокоишься…
- Я и так спокойна, ты не заметил?
- Заметил. И ты не меняешься. И не надо тебе никуда, как я погляжу. Лет пять, как минимум, еще гулять можешь. Ну и гуляй, солнышку радуйся! Ты радуешься солнышку?!
- Волча, 10 вечера, какое солнце?
Сигареты, вино, водка.
- Ты на самом деле хотел меня замуж тогда позвать? Или просто удержать так пытался?
- Взял бы, если бы пошла. Но я знал, что ты не пойдешь. Тебе не был нужен кто-то постоянно рядом. И если уж тогда был не нужен, сейчас и подавно. Одна останешься ведь, ты это понимаешь?
- Да. Меня это не пугает.
Телефон, такси. Последние минуты тянуться бесконечностью. И все уже сказано, но ничего не услышано. Просто рядом с ним успокоилась на один вечер.
venusta: (к оружию!)
Весна. Я покупаю заранее упаковку бумажных платков. Постоянный насморк.
Весна. Снег начинает радостно таять. Покрытый осевшими выхлопными газами, он лежит у дорог свалявшимся искусственным мехом, местами выеденным молью-гурманом. Кеды надевать еще рано, а сапоги уже жалко. По утрам еще ничего, а днем на них остаются отвратительные серые разводы. Скоро под ногами потекут радостные ручьи, вперемешку с растаявшей кашей, ледяным крошевом и уличной грязью. На подошву будет липнуть назойливый мусор. Дорога станет дольше. В частном секторе, через который я иду на работу, много собак, а значит, я буду ступать осторожно, чтобы не вляпаться в какую-нибудь неприятную историю.
Весна. Постоянно чего-то не хватает. То ли секса, то ли денег, то ли витаминов. Острее реакции на раздражители, обострение психических расстройств, очнувшихся от зимней спячки. Злость на придурков-автомобилистов, спешащих навстречу смерти именно тогда, когда я собираюсь прыгать через лужи, замызганный пуховик. Потные руки в варежках и замерзшие пальцы в перчатках.
Зима пролетела, я не заметила. Так на коньки и не встала в этом году. Потом, успею… А вот уже март на дворе. Когда-то моему солнцу подарили на День рождения фарфоровую куклу. Потом парочка появилась и у меня. Долгими зимними вечерами мы хотели шить им наряды, ведь за окном холодно, а мы под бормотание телевизора сидели бы, склонив головы над рукоделием на теплой кухне…
Я сняла с плиты джезву и глянула в окно.
- Моя, март на дворе…
- А куклы-то у нас все обшиты, хоть замуж выдавай, с таким-то приданным!
Мы хохотали над собой, над своими неосуществленными планами, радовались солнцу и предстоящим посиделкам в открытых кафе и на лавочках. А в этом году весна не радует. Острее стала чувствовать время. Хочу обратно зиму. Пусть покроет все ледяной коркой, застудит, заморозит само время.
Мечты-мечты, весенние грезы.
venusta: (грустный ангел)
Однажды я решила, что вежливость не стоит потерянного времени. Я закрыла свой мир, свой дом и все контакты от людей, с которыми мне было скучно, которые мне были бесполезны и вредны. Они воровали мое время, отнимали мои достижения, тратили мои чувства впустую.
Я оставила лишь тех, кто был мне по-настоящему нужен, тех, без кого я не представляю себя. Таких мало, но они – мои. Их радость – моя радость, их проблемы заставляют меня искать решения, их чувства отзываются во мне. Мое сердце живет в другом городе, приезжает раз в год, и не только ко мне. Он находит лишь несколько часов, чтобы поболтать со мной о погоде. Мой друг пишет раз в месяц около полуночи: «Я народ разогнал, приезжай». И я одеваюсь и еду, потому что только раз в месяц он может найти для меня свободную ночь. А с неприрученным мы не виделись пять лет. Пять долгих, бесконечных лет. И вот он приехал. И не только ко мне. И значит, это единственная возможность его увидеть.
- Не, я уже пила сегодня.
- И я пил. Я домой захожу. Адрес помнишь. Бери такси и приезжай, я тебя жду.
- Сейчас, парня своего выгоню. Он все равно уже домой собирался. И обсудим.
Я смеюсь в трубку. Мне хорошо. Я провела прекрасный вечер в кафе, я весь вечер была с Ним рядом, строила планы на будущее. А сейчас я уже в мыслях надеваю опять шубку, чтобы окунуться в прошлое. Ведь я так люблю мое прошлое, оно сделало меня такой, какая я есть…
- Ты поедешь?
- А ты запрещаешь? – счастливая улыбка еще не сползла с моего лица. Я еще не поняла, что встречи не будет, что мне можно запретить увидеть человека, которого я так долго ждала.
- Да.
Потом долгий разговор, решетка непонимания, сквозь прутья которой я просовываю то один, то другой аргумент. Бесполезно. Есть железная ревность, боль, беспокойство. Но все это не так важно, я думаю. Важно то, что близкий человек просто не понимает, что можно вот так вызвать такси и уехать на ночь глядя куда-то, где меня ждут.
- Почему нельзя встретиться днем?
- Потому что днем я встречаюсь с тобой. Я не хочу отнимать у тебя время для него.
А еще потому что больше он не найдет на меня времени. Возможно, вполне вероятно… Так и будет. Украденные минуты. Данное обещание. Закрытая дверь. Испорченный вечер.
Мой мир создавался годами. В нем действует один простой закон: «Кому больше надо». Больше надо, как правило, мне. Я сама так решила. И решила, что это нормально мчаться по первому зову. И ситуации бывают разные. И те, кто мне дорог, не могут быть рядом. Он уедет, возможно, еще на пять лет. Я его не увижу. Кого я обвиню в этом? Себя тоже. Я могла позвонить после того, как закрылась бы дверь, поехать молча, и он бы ничего не узнал. Но я же честная. А он не понимает вариантности моего поведения. Для него есть хорошо и плохо, можно и нельзя, правильно и неправильно.
Когда-то я задушила свою врожденную вежливость. Пора душить мою честность.
venusta: (нежно так)
I love you!
Ich liebe dich!
Ti amo!
Je t'aime!
Я люблю тебя!
Я столько раз слышала эти слова… Читала в смс и аське, получала по почте. Произносила сама.
Я люблю тебя, а еще маму, мое солнце, встречать рассвет за сигаретой, пить шампанское на склоне Волги, Эдмунда Шклярского, мороженое с бананами, живое пиво…
Слова от частого употребления потеряли всю свою нежность, радость открытия тайны. Превратились в замену приветствия и прощания. Стали подписью под сообщением. «До завтра. Я тебя люблю.»
Настолько стали привычными, что только в последний момент удерживаю их на кончике языка, не даю вырваться. Чтобы не выплескивать со словами чувство, чтобы не превращать его в привычку.
Раньше они что-то для меня значили. А теперь? Ни-че-го. Пустые звуки. За которыми скрываются будущие обиды, боль, разочарование, обман. Под флагом этих слов самые мерзкие поступки становятся подвигом во имя. Словно любовь дает право калечить жизнь другому человеку, давить на него, подстраивать под себя, ломать характер и привычки. «Я же люблю тебя, и хочу, чтобы ты стала лучше.» А любовь не выписывает квитанцию на покупку и не дает 24 месяца гарантии!
Любишь, говоришь? Я знаю. И что? Что мне с твоей любви?
Она сделает меня лучше? Нет, моя любовь к тебе сделает меня лучше, если я так решу.
Она даст мне прощения за все, что я натворила беспечно? Нет в моей жизни ничего такого, чтобы я уже себе не простила, а там – как карта ляжет.
Да разве я жду от нее чего-то? Ни-че-го.
Не хочу больше слышать эти слова, просто не хочу. Не верю им, они раздражают, заставляют губы складываться в скептическую усмешку.
Уехать в Узбекистан… У них нет слов «я тебя люблю», у них «я живу для тебя», «ты свет моей жизни», «я умру за тебя»…

Кавай!

Saturday, February 14th, 2009 11:46 pm
venusta: (грызун)
А меня сегодня водили на аниме-пати! =)картинки )
venusta: (грызун)
Такая монетка в 25 центов.
Стукнуло или исполнилось? Вроде бы, начала здраво рассуждать о людях и событиях. Но ни дня не проходит, чтобы у меня не было забавной истории о том, «какую грандиозную глупость я вчера совершила!». И я могу не спать всю ночь, зачитавшись хорошей книгой, а потом замазывать синяки под глазами и зевать украдкой в классный журнал. И дела идут, и планы меняются, и горизонт всегда недосягаем…
И жизнь прекрасна во всех ее проявлениях. И я ее люблю, даже когда она преподносит сомнительные сюрпризы.
И я многого достигла. И хочу большего.
Но самое главное у меня уже есть. Мне есть с кем поговорить об этом.
И все еще только начинается.
venusta: (малыша моя)
Почему-то на душе так муторно весь день, так тоскливо.
Я же хотела легкости. Так что мне мешает продолжить парить где-то выше всего этого?
Если бы сразу все было четко: просто две птицы в одном потоке, могут долго лететь рядом, а могут разбиться о встречные воздушные течения.
Они чуть касаются крыльями друг друга, они просто наслаждаются полетом, близостью и ветром.
Только легкость бывает без боли. А все остальное я получаю через боль. И чем больше мне надо, тем больнее мне бывает.
Когда они начнут пытаться удержаться вместе… Терять перья, споря со стихией, чувствовать, как выворачивает суставы крыльев ветер. И боли будет все больше, и помочь не будет возможности, иначе оба кувыркнуться в отрезвляющие, обманчиво мягкие облака.
Ради чего? Перемалывая себя для себя, для другого…
Так уже было. И так может случиться. Боль станет невыносимой, цель скроется за слепящими лучами солнца. И дрогнет чье-то крыло. Ветер подхватит, закружит в вальсе в совсем другие дали. Залечивать раны, баюкать в ладонях.
Так зачем же бороться с ним? Ведь он-то точно хочет того же – легкости…

June 2012

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
1718 1920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Expand Cut Tags

No cut tags