Маленькая

Thursday, June 11th, 2009 03:33 pm
venusta: (грустный ангел)
- Мышь, сними ты ее уже, не нравится она мне…
- Хорошо, мамуль.
Сняла, поставила в маленькой комнате, которую мы все никак не отремонтируем, изображением к стенке. Там лежат коробки из-под техники, мой старый компьютер, сканер, которым уже не пользуюсь… Еще крестик надо бы вернуть. Но уже некому.
Мы так и ни разу и не встретились с тех пор, как расстались. Только узнавала из Интернета, что у него есть молоденькая девочка, влюбленная в него до сумасшествия. Фотографии иногда видела. Еще он позвонил как-то, денег просил. Не дала. И после этого номера все постирала из записной книжки.
А потом решила, что надо бы крестик все-таки вернуть. Он его когда-то отдавал любимой, а кто я ему теперь? Написала сообщение в сети, на него дня три не было ответа. А потом: «Уже не передашь. Его больше нет в живых». Странно, я писала ему, видимо, в тот день, когда его не стало… Пыталась найти его родителей, но их ларек закрыт, и вывеска пылиться у задней двери.
Я не чувствую боли. То место в сердце, где когда-то был он, теперь занято. Нет и удивления. Такие долго не живут, он всегда относился к жизни, как к битве, весь мир – поле боя. Просто жаль человека. Просто странно: его уже нет, но в телефоне еще лежит пара его сообщений со старого номера. И больше никто не назовет меня «маленькая».

Свеча

Tuesday, April 7th, 2009 03:18 pm
venusta: (грызун)
Катастрофически опаздывала сегодня на работу, но выпила свой кофе и выкурила сигарету. На сапогах такие высокие каблуки, что мне кажется, я надеваю тапки, когда переобуваюсь в школе.
Стремительно меня несло по лужам, поэтому я забрызгала всю юбку спереди, щедро зачерпывая стылую воду острыми носами. Хорошо, что ткань тонкая, высохла, пока ехали.
А водитель куда-то очень спешил, поэтому проехал мимо моей остановки. Нет ничего лучше по утру, чем попрыгать по рельсам между трамваями! А как здорово скользить по грязи в частном секторе на каблуках! В какой-то момент я подумала, что вот сейчас я в эту грязь и сяду. Очень опрометчиво было ступать на доску, не видя под слоем неизвестного вещества, что она скользкая. Доехав до середины и не сверзившись, я пошла месить родную землю дальше.
А первым уроком были светлячки, у которых от отсутствия солнца ум за разум заходит, и они просто не могут себя контролировать. А потом мои чудовищные зайцы-мутанты, хамящие на каждом шагу.
Но все это не раздражает. Да, срываюсь, да, кричу, стучу учебником по столу… Но в глубине души я спокойна. Я ощущаю себя свечой в уличном фонаре, закрытом стеклами. Тепло, ровно горит пламя, не колеблемое ветром.
Затишье ли это перед бурей, спокойствие ли, найденное случайно, я пока не знаю. Это просто тихое пламя горящей свечи, пританцовывающее под музыку «Запрещенных барабанщиков» и «Морального кодекса».
venusta: (к оружию!)
Вечер. Подземный переход. Чуть пританцовывая вокруг чехла, обросший парень терзает гитару. Напротив, прислонившись к стене, почти дремлет его товарищ, в потрепанной куртке.
Стук каблуков заставляет его поднять голову. Глаза проясняются от дремы. В переход входит девушка. Через плечо перекинута сумка, из которой торчат тетрадки и книги, в руке пакет, чуть порванный в одном месте пачкой с макаронами.
Потрепанный вскакивает и словно пытается загородить девушке дорогу.
Зачем?.. )
venusta: (грызун)
Это было потрясающе!
Я летаю, я в раю! Если бы вчера были силы добраться до клавиатуры, я бы написала что-то подобное: «Ня! Я-ня, йа-ня-аааай-ня-ааа!!!».
Мы решили пройтись вокруг здания, чтобы убить время. К заднему входу подъехал джип, из которого вышли они… Это глупое чувство детского восторга – видеть перед собой тех, чьи голоса сопровождали каждое передвижение по городу почти всю неделю! «Миша! Андрей!»
«О, привет, девчонки!» - они нас узнали! Я прыгала, как дитя при виде сладкой конфеты.
Две маленькие девочки среди бесноватых панков… Охрана пропустила за заграждение, зная, что на сцену мы не кидаемся, разорвать кумиров на части не пытаемся тоже. За нашими спинами сходили с ума детки, а мы видели их так близко… Какой творческий прогресс, как они оба выросли за это время. Миша стал спокойнее, уравновешеннее, Андрей увереннее управляет голосом. Концерт потрясающий!
Они не вышли на бис, поэтому уйти раньше толпы мы не успели.
«Можно, мы пройдем через кулисы? Нас фанаты порвут…»
Дверь в гримерку приоткрыта, мы видим администратора. «Передайте спасибо, пожалуйста, такой концерт!». Вылетает басист: «Да сами скажите, заходите!». Мы внутри.
«Какие маленькие люди» - Миша устало улыбается. Весь концерт он зажигал на сцене, вылил на себя, наверное, несколько бутылок минералки. Какой же у него сильный голос. Когда он исполнял свою песню «Американское МТВ», упал микрофон. Он перекрыл звуки барабанов и баса…
Я сажусь перед Андреем: «Какая классная песня «Смешной пистолет»! Я ее постоянно слушаю». «Да, девочки должны отстреливать кабельков» - он смеется. Какие же они замечательные…
«Ой, ну мы вам мешаем, вы же устали, так отыграть концерт!» - мы встаем, чтобы уходить. И тут моя фанатская душонка не выдерживает: «Можно поцелую? Пожалуйста, так хочется…». Андрей с наигранным вздохом подставляет щеку, я стараюсь легко коснуться ее губами. Надеюсь, у меня получилось.
venusta: (одинока)

Говорят, что нельзя заставит человека быть счастливым. А я соглашусь. Но добавлю, что человек лучше будет несчастен, но зато – самостоятельно! Говорят, каждый сам строит свою жизнь. А я соглашусь. Но добавлю, что все больше встречаю людей, которые ее ломают, но зато – самостоятельно! Ты говорил, что никому меня не отдашь, никуда не отпустишь… А я… Соглашусь, что мне остается, ведь ты сам ушел, или сам прогнал меня… Так сложно увидеть эту грань, когда нет другой связи, кроме любви…

Так просто написать: «Я недостоин тебя… Я не хочу чувства вины. Отпусти…». Говорят, если любишь кого-то, отпусти его, если вернется, значит, будет твоим, если нет, то он твоим никогда не был. И я соглашаюсь. На этот раз молча. И выключаю телефон, чтобы не писать, не пытаться удержать. И остаюсь наедине со своим непониманием. Как так можно – решать за человека? Ломать не только свою жизнь, но и чужую? По простой прихоти, по пустым сомнениям ущемленного самолюбия…

Говорят, какие твои годы! А я соглашаюсь… Только не в потраченном времени дело, совсем не в нем. Ты сломал ту жизнь, которая могла бы быть у нас. Каждый раз, делая выбор, мы отказываемся от жизни, которая могла бы быть у нас.

А она – цветок ненастья,

Кто увидит, кто сорвет?

А она все ищет счастья,

Все единственного ждет…

Эдмунд, Эдмунд…

- Маленькая, включи телефон!

- Хорошо…

- Зачем ты меня пугаешь? Зачем ты выключила телефон?

- Ты все сказал. Ты просил отпустить. Я выполнила твою просьбу. Какая тебе разница, что со мной, если ты все решил?

- Маленькая, я такой идиот! Прости меня… Пожалуйста…

- Я боюсь. Я не хочу новой боли.

- Поверь мне, дай мне еще один шанс. Такого больше не повторится…

И я соглашаюсь. Потому что очень хочу поверить.

venusta: (писк!)

А сначала со светлячками было сложно… «Почему вы такая злая? Почему вы над нами издеваетесь?»

Надоели, дала задание домашнее найти в толком словаре значения слов злая, строгая, требовательная. Теперь такие вопросы звучат реже.

А недавно залетели на перемене, узнать оценки за контрольную. Восьмой класс в очередной раз стоял на ушах. Когда на уши попытались встать на моем столе, «не вынесла душа поэта», гаркнула на них. «Чего вы такая злая?!». Светлячки встали в грозную позу за моей спиной: «Елена Сергеевна не злая! Она требовательная!». И гордо удалились, покачивая тоненькими косичками.

А на восьмой пришлось писать докладную… Привожу ее полный текст, поданный директору с небольшими сокращениями.

На перемене Сафронов дрался с Матяшиным, Тимошкин бегал по коридору от Кравченко и Русскова.

На уроке, после того, как было дано письменное задание, а я начала более подробно объяснять его Хайрулину, которого не было на предыдущих уроках, начался форменный балаган.

Сафронов продолжил драться с Матяшиным, вскоре к драке подключился Денисов. Совместными усилиями они повалили две парты и выкинули в проход мешающие стулья. Макарова с Шуркиной хохотали в голос, чем отвлекали от выполнения задания Лобину и Сулагаеву. Шамарин, воспользовавшись всеобщей сумятицей, раскачивался на стуле, напевая «Владимирский централ», почему-то на мотив песни «Белые розы».

Руссков, разорвав тетрадь на листочки и утомившись запусканием бумажных самолетиков, сбегал за журналом, бухнул его на стол передо мной и, вместо выполнения задания, начал требовать огласить предварительные оценки за четверть. Кравченко же продолжил гонять Тимошкина, на этот раз по кабинету, в проходах они периодически сталкивались с дерущимися Сафроновым, Матяшиным и Денисовым, что вносило некоторое разнообразие в их слаженные действия. Абитов же с Ананьевым громко возмущались, что задание «дополнить таблицу примерами из продиктованных предложений» они не понимают.

Как апогей, за минуту до звонка, Сафронов бросил Матяшина на пол, поднял парту, сдал тетрадь и пошел по классу с учебником, монотонно зачитывая правила постановки знаков препинания на манер молитвы и осеняя крестным знамением учащихся, почему-то левой рукой.

Вот такие рабочие будни…

Выдыхай

Tuesday, October 21st, 2008 07:15 pm
venusta: (беседа)

Одна мелочь цепляется за другую. Время бежит стремительно, и человек с ним, от бега задыхается… А так важно уметь правильно дышать…

- Нет, ну ты представь! Я же ему объяснил, что от него требуется. На пальцах уже! Уже осталось только сплясать для наглядности! А он опять не так делает! Ну, если не доходит до человека, мне же проще уже самому нарисовать, чем переделывать за ним потом. Где, где таких идиотов набирают?! - швыряет в стену пульт, усаживается удобнее, чтобы рассказать мне все в мельчайших подробностях…

- Милый, выдыхай! - ну зачем тащить работу в дом?

Или уметь устроить себе передышку, остановиться, перестать воспринимать все буквально…

- Знаешь, не пойду за тебя замуж! - я сурово сдвигаю брови.

- Почему?..

- У тебя фамилия неподходящая для моей профессии! Это меня дети будут ласково звать Гусена или между собой обсуждать как Гусыню. Не хочу! - я еле сдерживаю улыбку, глядя на его озадаченное лицо.

- А как же тогда? - он забывшись отвратительно хрустит пальцами.

- Да уж как-нибудь так… Милый, выдыхай! Я шучу!

Учусь правильно дышать.

- Мышь, ну что такое?! За весь день посуду с завтрака не помыть?!

- МА-МА!..

«Выдыхай…»

- Да, мамуль, помою сейчас. А что на работе у тебя нового-хорошего?

venusta: (задумчива)
Ночь. Последняя не слишком холодная в этом году. В чернеющем небе, словно из раскрытых ракушек на дне океана, жемчужинами сверкают звезды. Вдоль левого берега – свет фонарей, сливающихся в одну полоску. В темной воде – их отражение. Мы сидим на правом берегу, смотрим на огни редко текущих через мост машин. В небо закручивается дым сигарет, ногу холодит бутылка шампанского, в руке - пластиковый стаканчик. Я кладу голову на плечо моего друга. Он наливает до краев. Чокаемся, проливая шипучку на руки и джинсы.
- Когда на твоей свадьбе гулять будем?
- Его бы воля – так хоть завтра, - я усмехаюсь.
- А ты чего?
- Пусть на ноги встанет. Сначала – дом. Представь, если еще и свадьбу сейчас… Он же совсем спать перестанет.
- А сейчас он где? Снова на работе?
- Да, я сказала, что к тебе хочу съездить, и он тут же нашел что-то…
Я устраиваюсь удобнее. Странные отношения. Когда-то мы почти были вместе, почти бывший, видевший все мои любовные трагедии.
- Вместе могли бы посидеть…
- Он не хотел нам помешать.
- Так ты не хочешь за него?
- Хочу, что за глупости?! Просто сейчас не время.
- Это все отговорки… Ты просто боишься. А страх разрушает.
- Меня? Моей же фразой?! И вообще, что все обо мне? Ты когда женишься? Она же хорошая девочка. Да и ты нагулялся.
А в ответ – загадочное молчание и ухмылка. Да, наверное, страх разрушает… Но страх ведь тоже бывает разный. Вдруг, окольцованная, я решу, что теперь мне все можно и все должны?..
venusta: (грустный ангел)

Семинар по психологии. Ольга Борисовна, выслушав, наши жалобы на учебу, на родителей и молодых людей, произносит очередную сочувствующую речь, рассказывает нам, какие мы замечательные. Достает ручку. «Представьте, что это свечка. Не простая, а волшебная. Она высвечивает в человеке все самое хорошее, скажите, что вы видите друг в друге» - передает эту ручку по кругу. Девичьи лица постепенно светлеют от рассыпающихся комплиментов. Очередь доходит до меня. Я беру «свечку» и роняю на пол, чуть трясу в воздухе рукой: «Воск капнул, обожглась». Девчонки усмехаются: «Артистичная, общительная, веселая…». А Ольга Борисовна смотрит задумчиво. И мне кажется, она понимает, почему я уронила ручку.

Я не люблю психологов. Слишком хорошо они умеют видеть скрытые мотивы поведения. И ведь на самом деле, я не пыталась привлечь к себе внимание: оно и так было направлено на меня. Напротив, я пыталась «уйти в тень» от «света».

Мне нравится наблюдать за людьми, но я чувствую себя неуютно, когда наблюдают за мной… Мне нравятся хорошие книги по психологии. Но я не люблю психологов. Парадокс.

venusta: (писк!)

Мерзкая гадость долбит по подоконнику уже второй день. Выходить на улицу совсем не хочется, готовить что-то на ужин – тоже. Милый на работе торчит, а я с подругой - перед телевизором. Щелкаем по каналам, периодически ругаясь на погоду…

- Пиццы хочется…

- Давай приготовим?

- Давай закажем? Не хочу с тестом возиться…

- Давай… Девушка, сколько у вас стоит доставка пиццы?

- 50 рублей, но если вы закажете на сумму 333 рубля – бесплатно!

- Замечательно. Нам, пожалуйста, пиццу и два салата: греческий и курицу с грибами. Сколько с нас?

- Итак, ваш заказ – 345 рублей. Но! Поздравляем! У нас сегодня скидки! Поэтому ваш заказ на 332 рубля 75 копеек! Куда везти?

Автоматически называю адрес.

- В этом направлении доставка перегружена. Заказ будет через полтора часа! Приятного аппетита!

Короткие гудки.

- Через полтора часа привезут…

- «Лень с тестом возиться, лень с тестом возиться!», умру я у тебя от голода, куда труп мой денешь?!

- И не говори, с тобой одни проблемы…

venusta: (одинока)

«Шаг, другой, третий… Путь в миллионы миль заканчивается единственным шагом… Все пройдет, все забудется…»

Ночь ложилась средневековым плащом за Ее плечами, тротуар лез под ноги выбоинами и брусчаткой, где Она?

«Петроградка… Занесло же… А сколько времени?.. Перекусить бы…» Она очнулась от размышлений около кафе, которое загадочным образом еще работало. «Не гоже молодой девушке бродить одной в это время суток… Да пошел ты!!! О, мотоцикл… Урал-Волк. Ничего себе раритет. А хозяин по-любому в этом кафе… И, конечно, не один. Ну и к дьяволу». Она уверенно толкнула тяжелую дверь, и только потом увидела надпись «на себя». Хмыкнула и что-то неразборчиво буркнула, все-таки вошла внутрь. Полумрак, освещенная стойка, лампы над столами не дают возможности рассмотреть призрачные лица. Оглядывая зал, Она все-таки увидела хозяина железного животного. Он сидел один и смотрел ночь…

«Не занято, Вы никого не ждете?», получив в ответ неуверенное покачивание головой, она смело отодвинула стул и присела. «Сто мартини и порцию маслин» – бросила подошедшей официантке. Поймала его удивленный взгляд и ласково улыбнулась. Получив в ответ вежливую улыбку, представилась: «Крис». «Михаил». «Очень приятно!» – сказала вполне искренне. После целого вечера одиноких блужданий по городу было действительно приятно видеть так близко от себя человека. «Лет 35…» Принесли Ее заказ, помешивая трубочкой содержимое бокала, девушка изучала из-под ресниц мужчину, сидевшего напротив. А он продолжал смотреть ночь. «Спокойный, уверенный… Такой безразличный взгляд, а на дне глаз что-то плещется и ускользает… Что это? Тоска по мечте, или просто проблемы на работе, или усталость… Свободный, но не знающий, что с этой свободой делать? Нет, слишком просто… Все гениальное — в простынь!» «Ваша зверюшка перед входом?» «Моя, вы за этим подсели? Я не занимаюсь извозом.» «Подозрительный, замкнутый… Интересный.» «Петербург чудо как похорошел после саммита…» «Это болото по определению не может похорошеть» - он наконец перевел взгляд на свою собеседницу. «Вы не любите Петербурга?» «Не любите Петербург, правильно говорить – не любите Петербург. Нет.» «Я не ошиблась, Петербурга, он же живой, этот город, а Вы о нем так грубо, как о мертвом…» «Мне он не кажется живым.» «А Вы уже были у поющего фонтана на Неве?» «Проезжал пару раз после работы, а что?» «Хотела Вас пригласить прогуляться до туда, раз Вы не занимаетесь извозом» — она улыбнулась лукаво, чуть сверкнула глазами. Она постаралась раскрыться, смотрела на него и думала, что больше на этом свете нет никого. Какая-то тень чувства промелькнула в его глазах, но она не успела ее распознать. «Честность – лучшая политика. Вы удивительно откровенны, Вам почти невозможно отказать. Счет, будьте добры!» Он легко встал, накинул куртку. Скрип кожи отозвался мурашками по коже. «Каламбур…» «Вы предпочтете остаться? У меня, правда, нет второго шлема…» — он с сомнением посмотрел на нее сверху. «Сильный, закрытый, одинокий… Самодостаточный.» «Нет, конечно, я — с Вами» — вспорхнула, оперевшись на его теплую ладонь. «Добрый, заботливый… Чей-то.» Пальцы ощутили холод обручального кольца, но Она уже согласилась.

Дорога стелилась под колеса, Она закрыла глаза от ветра, и даже сквозь косуху чувствовала тепло его тела. «Как хорошо! Отпустить бы руки и взлететь, умереть прямо сейчас… Лучше уже не будет… » Но Она лишь сильнее сцепляла замерзшие пальцы.

Подъехали к Ростральным, шоу еще не началось. Она отошла чуть в сторону, достала сигарету, прикурила и глубоко затянулась. Наблюдая, как он достает цепь и обматывает вокруг переднего колеса, девочка думала, как же Ей поступить… Подошел какой-то парень с фотоаппаратом, засуетился вокруг мотоцикла и его хозяина. Михаил глянул в Ее сторону, Она ободряюще улыбнулась в ответ, подошла. «Отзывчивый, веселый…» — думала Она, пока он садился на мотоцикл задом наперед. Парень озадаченно застыл с фотоаппаратом.

Началось шоу. Под звуки классиков взлетали струи воды и бесновался свет. Она чувствовала, как его дыхание трогает волосы. «Давай подойдем ближе?» «Давай.» Она легко пробиралась сквозь толпу, ее спутник немного отстал, а когда подошел к тому месту, где, по его мнению, должна была находиться его незнакомка, Ее не увидел. В тени колонны Она наблюдала, как беспомощно Михаил оглядывается, пытаясь найти Ее в толпе. «То ли девочка, то ли виденье… Как пошло… Шаг, другой, третий… Путь в миллионы миль заканчивается единственным шагом… Все пройдет, все забудется…»

Ночь ложилась средневековым плащом за Ее плечами, набережная лезла под ноги трещинами и плитами, куда же Ты?

June 2012

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
1718 1920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Expand Cut Tags

No cut tags