venusta: (хм)
Беременная женщина – существо априори неадекватное. Беременная учительница неадекватна вдвойне. А если она еще и классный руководитель…
После пятого урока проверяю тетради. Залетают мои зайчики, английский опять прогуливают.
- Кыш отсюда! Я все равно сейчас последнюю тетрадь проверю и уйду!
- Ну, Елена Сергеевна, ну, посидите с нами!
- У вас урок, а я домой хочу.
- А вы возьмете нас на классное руководство?
- Да на кой вы мне сдались? Вы же неуправляемые! Нет уж, лесом. Пусть кому-нибудь другому такое счастье достанется!
У восьмого класса Валентина Михайловна в декрет собралась. Теперь их отдадут либо учительнице по информатике, с которой я-то шепотом разговариваю, чтобы не дай Бог из себя не вывести, или завучу. Вот они и страдают. Ходят, поскуливают, жалуются, начинают рассказывать страшные истории.
- А мы ей говорим: «Отдайте нас Елене Сергеевне!», а она: «А у нее уже есть классное руководство», а мы, что вы же заменяете только на этот месяц.
А потом произошло с Валентиной Михайловной уж и совсем непонятное… Хотя я даже не обижаюсь, забавно, как токсикоз изменяет восприятие окружающего мира…
- А она говорит: «Рано обрадовались! Елена Сергеевна встречается с парнем намного старше нее и она уже от него беременна! Так что она тоже на следующий год в декрет уйдет!». А вы, правда, беременны?
- Нет, конечно. Но никому же не докажешь. Вот сейчас месяца три без живота похожу, и она скажет, что я аборт сделала. Готовься, глазки тренируй, чтобы со лба не убежали.
Вообще, школа как социальный институт очень интересна для изучения психологии коллективного подсознательного. Вот только выживать там не слишком комфортно.

Разные

Thursday, November 27th, 2008 07:14 pm
venusta: (задумчива)

А дети такие разные. Смотрю на них, отмечая выражение глаз и мимику. Умные, пытливые лица, даже с неправильными или крупными чертами, приятны. Но есть и другие.

Сначала она показалась даже милой. Но прозвенел звонок, а восковая маска не оплыла. На ней, как на гладко выкрашенной поверхности стола, не отражалось и тени мысли. Искривленный в вечно глупой ухмылке рот открывался только затем, чтобы произнести очередное: «Чо?». Темные глаза неотступно следили за каждым моим движением, словно поглощая их, засасывая в глубину черной дыры сознания. Объяснения нового материала бесполезно оседали на распущенных волосах свалявшейся пылью. Красивым почерком она выводила в тетради слова, не понимая их смысла. Когда я поворачивалась к доске, спину обливал мерзкий смешок, истерично обрывающийся на высокой ноте.

И меня передергивало, по коже к затылку пробиралась нервная дрожь.

***

После урока захожу к Наталье Владимировне: «Знаете, мне кажется, я их всех ненавижу…».

Она смотрит сочувственно и немного строго. «Вам надо с этим чувством как-то…»

И я уже посыпаю в мыслях голову пеплом, готовлюсь принять одну непреложную истину – они все дети… И слышу.

«Сживаться!»

venusta: (писк!)

Сижу на кухне. Ходит из угла в угол, останавливается, чтобы убрать посуду в раковину. Продолжает ходить. Перелистываю страницы, исписанные детским почерком: «Ну, посмотри, вот как так можно писать в восьмом классе: челавек высокова росста вышал из чащи? Видимо чащу он правильно написал совершенно случайно!». «Это все, что ты мне можешь сказать?» - останавливается наконец. «Мне кажется, я сказала достаточно, мне добавить нечего» - в конце концов, главное качество хорошего собеседника – уметь слушать.

«Я понимаю, я иногда себя веду, ну просто, ну совсем неправильно… Но ты тоже пойми. У меня работа нервная, постоянные проверки, контроли, работаю с придурками, начальство тоже… Ну ты же умная женщина…» - о! начинается грубая лесть! – «ты же можешь меня понять, как-то спокойнее относиться. Ну, как-то мягче что ли…»

«Милый, Женечка заходила, помидорчики солененькие принесла, целую банку, ты в холодильники посмотри, нет, сядь, сама достану, мой хороший!» - встаю, рукой приглашающее указываю на стул. «При чем тут помидорчики?! Зачем – сама?!» «Ну как же! Ты же у меня беременный, видимо. Солененького разве не хочется?»

Глазами хлопает… Потом начинает смеяться, заразительно так. «Стоишь передо мной, здоровенный мужик, и рассказываешь, как к тебе надо бережно относиться! Действительно, смешно!» - я махаю рукой и плюхаюсь на стул обратно. Присаживается у ног, смотрит снизу вверх: «Как уроки прошли сегодня? Опять на ногах весь день? Пойдем, ляжешь, массаж сделаю. Прости меня, ты же знала, с кем связываешься…».

Знала. Я, вообще, очень умная женщина, поэтому всегда поступаю, как последняя дура.

venusta: (писк!)

А сначала со светлячками было сложно… «Почему вы такая злая? Почему вы над нами издеваетесь?»

Надоели, дала задание домашнее найти в толком словаре значения слов злая, строгая, требовательная. Теперь такие вопросы звучат реже.

А недавно залетели на перемене, узнать оценки за контрольную. Восьмой класс в очередной раз стоял на ушах. Когда на уши попытались встать на моем столе, «не вынесла душа поэта», гаркнула на них. «Чего вы такая злая?!». Светлячки встали в грозную позу за моей спиной: «Елена Сергеевна не злая! Она требовательная!». И гордо удалились, покачивая тоненькими косичками.

А на восьмой пришлось писать докладную… Привожу ее полный текст, поданный директору с небольшими сокращениями.

На перемене Сафронов дрался с Матяшиным, Тимошкин бегал по коридору от Кравченко и Русскова.

На уроке, после того, как было дано письменное задание, а я начала более подробно объяснять его Хайрулину, которого не было на предыдущих уроках, начался форменный балаган.

Сафронов продолжил драться с Матяшиным, вскоре к драке подключился Денисов. Совместными усилиями они повалили две парты и выкинули в проход мешающие стулья. Макарова с Шуркиной хохотали в голос, чем отвлекали от выполнения задания Лобину и Сулагаеву. Шамарин, воспользовавшись всеобщей сумятицей, раскачивался на стуле, напевая «Владимирский централ», почему-то на мотив песни «Белые розы».

Руссков, разорвав тетрадь на листочки и утомившись запусканием бумажных самолетиков, сбегал за журналом, бухнул его на стол передо мной и, вместо выполнения задания, начал требовать огласить предварительные оценки за четверть. Кравченко же продолжил гонять Тимошкина, на этот раз по кабинету, в проходах они периодически сталкивались с дерущимися Сафроновым, Матяшиным и Денисовым, что вносило некоторое разнообразие в их слаженные действия. Абитов же с Ананьевым громко возмущались, что задание «дополнить таблицу примерами из продиктованных предложений» они не понимают.

Как апогей, за минуту до звонка, Сафронов бросил Матяшина на пол, поднял парту, сдал тетрадь и пошел по классу с учебником, монотонно зачитывая правила постановки знаков препинания на манер молитвы и осеняя крестным знамением учащихся, почему-то левой рукой.

Вот такие рабочие будни…

venusta: (писк!)

Мерзкая гадость долбит по подоконнику уже второй день. Выходить на улицу совсем не хочется, готовить что-то на ужин – тоже. Милый на работе торчит, а я с подругой - перед телевизором. Щелкаем по каналам, периодически ругаясь на погоду…

- Пиццы хочется…

- Давай приготовим?

- Давай закажем? Не хочу с тестом возиться…

- Давай… Девушка, сколько у вас стоит доставка пиццы?

- 50 рублей, но если вы закажете на сумму 333 рубля – бесплатно!

- Замечательно. Нам, пожалуйста, пиццу и два салата: греческий и курицу с грибами. Сколько с нас?

- Итак, ваш заказ – 345 рублей. Но! Поздравляем! У нас сегодня скидки! Поэтому ваш заказ на 332 рубля 75 копеек! Куда везти?

Автоматически называю адрес.

- В этом направлении доставка перегружена. Заказ будет через полтора часа! Приятного аппетита!

Короткие гудки.

- Через полтора часа привезут…

- «Лень с тестом возиться, лень с тестом возиться!», умру я у тебя от голода, куда труп мой денешь?!

- И не говори, с тобой одни проблемы…

June 2012

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
1718 1920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Expand Cut Tags

No cut tags